Память, которая греет. Рассказ 

0
174

Там, куда не проникает свет, под нависшею дверцею чердачного шкафа, в тёмном углу уже ветхого пола — живёт память. Серый подержанный чемодан!
Он пахнет пылью и ветром. Старые новогодние игрушки, аккуратно разложенные по серому дну уже антикварной вещицы, начинают свою новую жизнь, когда открывается этот чемодан.
Старые игрушки… Они, выгорели то ли от солнца, то ли от свечей, то ли от гирлянд, а то ли от своего возраста, и время, не переставая, треплет их, но всё же, огонёк памяти с треском вспыхивает, когда их берут в руки! Стеклянные шары, облезлые попугаи, выцветшие сосульки – это игрушки не одного поколения. Я трепетно беру в руки свои маленькие сокровища. Все мои новогодние ёлки из детства были украшены именно этими игрушками… Я помню самую старую нашу игрушку – это стеклянная обезьянка,
самая патриотичная – космонавт на прищепке, самые сказочные игрушки — веселый клоун, снегурочка, гриб-боровик с большой бородой, сосульки, стеклянные фонарики круглой формы, но с резной полостью внутри, ну и конечно, новогодние часики, которые, были у многих.
И сегодня я хочу рассказать историю своей самой старой игрушки. Стеклянная обезьянка, которая попала к моему прадеду в далёком XIX веке…
В моём детстве стеклянная обезьянка, уже была полностью прозрачная, с отбитым на половину боком, из-за чего было совсем не понятно, что это за игрушка и кто или что на неё изображено? На голове у неё некогда был тюрбан, на шее висел барабан, а в руках были палочки. Эта игрушка всегда оставалась в чемодане последней, так как была не приметной, не яркой, но я, каждый раз, набив кусочком ваты, отбитый бок обезьянки, всё равно вешала её на ёлочку с другой невидимой стороны, ну, чтобы этой игрушечке не было обидно, что она не участвует в празднике… Ведь у всех Новый год, и яркие игрушки радовали нас, а она уже выцветшая и страшненькая портила весь вид, поэтому отправлялась на ту часть ёлки, которая была практически не видна.
Однажды я поинтересовалась у родителей откуда у нас появилась эта игрушка. Отец сказал, что обезьянка с барабаном – это игрушка из его детства, а попала она к нам с бабушкиными коробками, вот у неё и надо спросить откуда она взялась. Но отец явно помнил, что когда был жив его папа, то эта игрушка всегда почему-то висела на самом почётном месте и имела какую-то удивительную историю, а вот какую — он не мог вспомнить.
Прошли годы, я уехала жить очень далеко в другой город, и теперь каждый Новый год у меня была своя ёлка, которую я наряжала уже своей семьёй и со своими детьми.
Но вот однажды мы решили на Новый год собраться все вместе, и вот спустя несколько лет я в доме родителей наряжаю ёлку… Внезапно в том самом чемодане я не нашла эту игрушку…
— Ах, да…, наверное, года два назад внуки разбили её совсем, но я помню, как она была дорога тебе, и ты всегда интересовалась историей этой игрушки, — сказала мне мама, и усадив меня рядом с собой продолжила: — Я узнала у бабушки перед её смертью, как эта игрушка попала в нашу семью. Дословно рассказ бабушки невозможно предать, так как речь её на половину состоит из немецкого языка, поэтому скажу тебе лишь главное. Твой прадед, немец по крови, служил при дворе Николая II. Он был военным в чине офицера, музыкант, а также обладал уникальным голосом и поэтому пел при дворе. Но однажды! Это был 1895 год! Прадед рассказывал, как в канун Рождества он пел с остальными для императора, и случилось так, что пение очень понравилось императору и его семье. В знак благодарности было приказано угостить шампанским вином всех военных-певчих. Игристое вино было необычным, его привезли из-за границы в малых количествах и специально для императорского двора. Это было особое вино! Не знаю, как, но твоему прадеду разрешено было взять игрушку с рождественской ёлки в знак признательности. А в то время — купить игрушку из стекла для жителя России конца XIX века — было то же самое, что современному россиянину купить машину! Это было очень и очень дорого! Тогда игрушки делали из картона, из ваты, из бархата, из папье-маше, а стеклянных практически не было, их могли позволить себе только богатые люди.
И с тех пор эта стеклянная игрушка всегда была в семье твоего прадеда и красовалась на ёлке, на самом почётном месте, сразу после Рождественской звезды, в память о том, что эта игрушка с императорской ёлки! Также прадед больше никогда в жизни не пил никакого шампанского, уж больно вкус того вина не шёл ни в какое сравнение ни с чем…
Эта история заставила меня как удивиться, так и загрустить… Почему мы так мало знаем о прошлом своих предков? Об обычных старых вещах и предметах, которые нас окружают в быту, но имеют свою удивительную историю? Почему не знаем?
Эта старая новогодняя игрушка заставила меня думать иначе… Теперь в нашей семье новая традиция: за несколько дней до Нового года мы устраиваем вечер наших предков, который просто называем «Наши деды». Мы смотрим старые фотографии, рассказываем своим детям истории о своих прадедушках и прабабушках, а также истории про старые новогодние игрушки. Они из прошлого и хранят дух тех далеких времен. У этих игрушек есть душа! Я до сих пор верю в новогодние чудеса! И обязательно сохраню все свои игрушки для моих потомков. Не выбрасывайте старые игрушки! Это Память! Память, которая живёт совершенно самостоятельно от нас, она существовала до нашего рождения, и будет существовать после… Это Память, которая греет…

Екатерина Заболотская.

Рассказ занял первое место в литературном конкурсе, который был организован фабрикой новогодних игрушек  «Клинское подворье». Условие конкурса — написать семейную историю своей новогодней стеклянной игрушки.

КОММЕНТАРИИ

Please enter your comment!
Please enter your name here