Ирина Карпова: достучаться до сердец

0
170

Ирина Владимировна Карпова 20 лет отдала работе с неблагополучными семьями и продолжает трудиться в педагогике и сейчас.

bukina-irina-vladimirovna

От первой любви – к делу всей жизни

 

О работе правоохранительных органов Ирина Карпова знала с детства. Её дедушка, Григорий Александров, работал судьёй. Его семья обосновалась в Малоярославце, и внуки уже считали себя коренными жителями города.

— Бабушка часто рассказывала истории из жизни и судебной практики Григория Сергеевича, я любила детективы читать, нравились мне и психология, и медицина, — делится Ирина Владимировна. – Но больше всего мне понравилась химия. У нас, в первой школе, преподавала этот предмет Анна Ивановна Астахова. Так химия и стала моей первой любовью.

Учёба в школе подходила к концу, надо было делать выбор профессии. Ирина задумалась: ей очень нравилась химия, и из школы уходить не хотелось, с детьми работать интересно; человек, который всегда окружён детьми, никогда не будет старым, а продлить это счастье вечной душевной молодости можно, став учителем.

Сказано – сделано. Ирина окончила Калужский государственный педагогический институт им. К.Э. Циолковского по специальности учитель химии и биологии. Однако места в школе для молодого специалиста не оказалось. В поисках работы Ирина узнала, что в милиции организуется отдел криминальной экспертизы и требуется эксперт-химик. Пошла устраиваться в Малоярославецкий РОВД, там встретилась с заместителем начальника по работе с личным составом Виктором Никифоровым. Он и уговорил девушку с педагогическим образованием пойти в подразделение по делам несовершеннолетних, или, как оно тогда называлось, детскую комнату милиции. Так Ирина Букина (с этой фамилией её помнят в полиции) в 1993 году оказалась на службе в правоохранительных органах и отдала им 20 лет своей жизни. Начала рядовым инспектором, через год уже стала старшим, а через семь лет возглавила подразделение.

 

Первые шаги в профессии

 

Первым наставником стала начальник подразделения Валентина Николаевна Денисова. Её цепкая память и отличное знание обстановки на подведомственной территории поражало молодых. Казалось, у неё на контроле были все дети Малоярославецкого района, а в неблагополучных семьях она знала всю родословную.

— Нас, молодых и неопытных, тогда в подразделение пришло сразу много: Елена Безчаснюк, Евгений Зиндяев, Алексей Сергеев, Андрей Соколов… — рассказывает Ирина Владимировна. – С опытом были, наверное, только сама Валентина Николаевна и Александра Васильевна Пигуляк. Это ведь очень сложно работать, когда столько молодых. Но Валентина Николаевна нас так удачно расставила по участкам, что все стали справляться и быстро набирались опыта. Мне достался участок от центра города по улице Калужской и далее – по Варшавскому шоссе: все сельские поселения до границы с Медынским районом.

Первая встреча с неблагополучными семьями повергла в шок интеллигентную девушку, выросшую не сказать чтобы в тепличных условиях, но в доброй трудолюбивой семье, в которой заботились о разностороннем развитии своих детей. Да и в ближайшем окружении ничего подобного она раньше не видела:

— Я зашла в дом, по привычке хотела разуться,- вспоминает Ирина Владимировна, — но там была такая грязь, что не только босиком, но и в обуви ступить некуда. Я как биолог впервые увидела, что тараканы могут свить огромный кокон под потолком. И представьте, в таких условиях были маленькие дети.

 

Молодые и увлечённые

 

— На участке мы работали вплотную с участковым и оперуполномоченным, — продолжает рассказ Ирина Владимировна. –Старались всегда втроём выезжать на территорию. Тогда транспорта не хватало. Порой добирались на попутках. Очень благодарна участковому Илье Николаевичу Новикову (погиб в 1994 году при задержании преступников), он познакомил со всеми сельскими жителями. Помню, как приедем в сельское поселение, первым делом идём в школу – проводим профилактическую беседу, потом обойдём все неблагополучные семьи, составим протоколы. Затем он поймает мне попутную машину и отправит в город. Радовало участливое, человеческое отношение к делу у всех, кто связан с детьми, как говорят, субъектов профилактики: администраций поселений, сотрудников школ, детских садов, Домов культуры, библиотек…

Мы, молодые, работали много, увлечённо. Мы верили, что вот изымем детей из неблагополучной семьи, оградим их от дурного влияния нерадивых родителей, и скоро в нашем районе не будет преступности. Хотелось увидеть результат, поэтому больше «нянчились» с родителями, а потом уж с детьми.

Помню, поразил женский алкоголизм. Как быстро и до какой стадии он доходит. Как-то приехали в одну деревню, зашли в дом, а там малыши играют в тазике с мутной водой, над которым свисают оголённые провода. Ещё чуть-чуть, и их ударило бы током. А мать лежит рядом пьяная, ни на что не реагирует. И здесь же на кроватях валялись несколько таких же невменяемых пьяных мужиков. Мы решили экстренно изъять детей, которым грозила смертельная опасность, но не нашли, во что одеть их, а была уже глубокая осень. Вызвали для ребятишек скорую помощь, стали выводить детей. Тут проснулись эти пьяные мужики, стали нападать на нас, стучать палками по машине скорой помощи… Бежали вслед за машиной, угрожали, когда мы уезжали с детьми. А мать так и не проснулась…

Были, конечно, и родители нормальные, которые понимали, что их дети оступились. Сами приходили в милицию, просили помощи. Сколько радости было, когда удавалось им помочь.  Иногда осознание у подростков приходило не сразу, а когда понимали неотвратимость наказания. Писали трогательные письма из тюрьмы, просили прощения…

 

Новые знания – новый подход

 

Напряжённая работа потребовала новых знаний. Ирина Владимировна заочно окончила юридический институт в Москве, а в 2000 году возглавила подразделение по делам несовершеннолетних. Тогда стала много внимания уделять профилактике правонарушений среди подростков. Пыталась достучаться до их сердец, воздействовать на чувства и эмоции.

Среди профилактических мероприятий были поездки в колонию для несовершеннолетних преступников. Собирали в автобус ребят, стоящих на учёте в подразделении, и везли на «экскурсию».  Там осуждённые рассказывали притихшим сорванцам, как оказались здесь и почему не стоит сюда стремиться. Рано «повзрослевших» девочек возили в Калугу в дом малютки, где содержатся брошенные дети, большей частью инвалиды от рождения. Главный врач рассказывал истории их родителей – опустившихся на самое дно жизни матерей.   Девочкам объясняли, что пьянство и распутный образ жизни может лишить их главной женской радости – счастливого материнства и здоровых детей. Обратно девушки ехали притихшие, как воробушки. Видимо, жалость к больным детям затронула их женское начало.

С подачи районного прокурора Николая Сергеевича Рыбакова тогда за каждым сотрудником милиции по месту жительства закрепили «трудных подростков». И это имело своё действие. Правоохранители навещали своих подопечных, справлялись об их успехах в школе, переживали за их поведение. И дети чувствовали постоянный контроль. Самых сложных ребят приглашали на профилактические беседы к прокурору.

Работа с полной самоотдачей приносила свои плоды. Не все, конечно, но многие оступившиеся в детстве ребята вставали на путь истинный.

— Как-то раз зашёл к нам в кабинет молодой человек, красивый, в костюме, с дипломатом, — вспоминает Ирина Владимировна. — Мы с трудом узнали в нём мальчишку, который повадился по ночам в городе вскрывать продуктовые палатки, потому что дома есть нечего было. Его тогда направили в спецучилище закрытого типа. Там он получил техническую специальность, появилась тяга к учёбе, он продолжил обучение уже в техникуме. И вот такой красавец получился. Такие примеры не могут не радовать. Это именно то, к чему мы стремимся ежечасно.

 

Работа с детьми продолжается

 

Говоря в настоящем времени, Ирина Владимировна отнюдь не лукавит. Она продолжает работать с детьми и сейчас. В 2012 году по выслуге лет ушла из полиции в православную гимназию при Черноостровском Свято-Никольском женском монастыре. Работала заместителем директора, учителем химии, биологии, ОБЖ. В православной гимназии учатся девочки из монастырского приюта «Отрада», каждая со своей трудной судьбой. И здесь опыт Ирины Владимировны очень пригодился. Однако после эмоционально тяжёлой службы в правоохранительных органах призналась, что здесь, в гимназии, среди размеренной монастырской жизни за четыре года стала спокойнее, отдохнула душой.

Сейчас Ирина Карпова работает главным специалистом в отделе образования администрации Малоярославецкого района. Отвечает за всеобуч – за то, чтобы все дети района обучались, получали образование, курирует несколько школ, тесно общается с детьми, в том числе и по линии ПДН, является членом районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Вспоминая о службе в полиции, говорит:

— Несмотря на все тяготы, мы работали с вдохновением. Это был коллектив единомышленников. Я рада, что там ещё работают те, с кем я начинала. Я желаю им успехов в их нелёгком труде, побольше счастливых и благодарных детей и родителей.

Елена Степина.

Фото из архива Ирины Карповой (Букиной).

КОММЕНТАРИИ

Please enter your comment!
Please enter your name here