Российские школьники скорбят о «невинно погибших» солдатах вермахта?

1
440

Перепрониклись… Почему российские школьники скорбят о «невинно погибших» солдатах вермахта

Вот кратко суть для тех, кто в суете воскресенья пропустил этот сюжет.

19 ноября в Германии отмечался день скорби по погибшим от войн и тирании. На трибуну немецкого парламента вышла делегация старшеклассников, чтобы напомнить депутатам о жертвах войны. Трое немцев и трое русских, каждый, соблюдая политес, говорил о страданиях противоположной стороны. Германия играла роль разжигателя войны, России, видимо, досталась роль тирана.

Все бы, как обычно, обошлось, если бы на выступление школьника из Нового Уренгоя, Николая Десятниченко, не обратили внимание блогеры. Как это бывает в наши дни, мальчик моментально стал «звездой» интернета. То, что он говорил, и правда, звучало чудовищно. Вот отрывки: «Я узнал биографию Георга Йоханна Рау. Георг был одним из 250 000 немецких солдат, которые были окружены советской армией в так называемом «Сталинградском котле». Только 6000 из этих военнопленных вернулись с войны. Георга среди них не было. Долгое время родные считали его пропавшим без вести и лишь в прошлом году семья получила информацию, что солдат умер от тяжелых условий в лагере для военнопленных Бекетовке. История Георга и работа над проектом тронула меня и подтолкнула на посещение захоронения солдат Вермахта вблизи города Копейск. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать». Ну, и так далее…

За сутки имя мальчика стало нарицательным. Сразу несколько человек написали запрос с Генпрокуратуру и ФСБ, потребовав проверить гимназиста и его школу на знание истории. Шум поднялся такой, что за будущего историка заступился, глава города Иван Костогриз: ничего подобного, дескать, Николай Десятниченко в виду не имел, а новоуренгойских детей отличает чувство патриотизма.

А был ли мальчик?

А о чем в том же самом Бундестаге говорили остальные члены этой делегации, девочки? Судя по всему, они все вместе учатся в престижной городской гимназии.

Агеева Валерия рассказывает о военнопленном по имени Юлиус Дитрих: «Письма с фронта к своим жене и детям были наполнены тоской по родному дому, и они не теряли надежды увидеть его скоро здоровым и веселым…». Ее одноклассница Ирина Кокорина озабочена судьбой другого Юлиуса – Фогта, который попал в плен к русским солдатам. «Я была опечалена увиденным, так как погибло очень много невинных людей, которые хотели мирной жизни. Благодаря данному проекту я смогла более детально изучить биографии немецких солдат, узнать об их жизни, глубоко погрузиться в то сложное военное время».

Проблема, как вы видите, куда глубже фантазий одного конкретного новоуренгойского мальчика, которого неучем никак не назовешь, если он является призером всероссийской олимпиады по истории. Это уже не болезнь. Это целая эпидемия.

Очевидно, что с детьми надо работать: провести по Пискаревскому кладбищу или свозить в Хатынь. Но в их головы всю эту муть вложили взрослые, родители или учителя. По их признаниям, озвученным в Бундестаге, участвовать в этом гуманитарном проекте им предложил классный руководитель, который, видимо, собственной рукой тексты выступлений и составил. Мы разве так говорим: «Была опечалена», «это чрезвычайно огорчило меня», «попал в плен к русским солдатам»? Ощущение, что за них это написал какой-то старый военнопленный, причем сначала на немецком, а только потом перевел на русский. В принципе, посыл этого торжествующего гуманизма понятен — мы же сами не раз говорили с гордостью: вот-де, с немцами, с которыми в прошлом веке воевали дважды, у России проблем нет, а с сестрами по бывшей стране и братьями по оружию до сих пор чего-то делим.

Хорошим, наверное, изначально был этот гуманный учительский посыл – сделать так, чтобы дети прониклись и поняли, что перед смертью все равны — и победившие, и проигравшие. Вот дети и прониклись. Перепрониклись, вернее…

Нас опять сделают виноватыми

Когда вы выдохнете от возмущения, увидев этот сюжет, я советую пересмотреть его еще раз и обратить внимание на скорбные лица членов Бундестага. Они скорбят, да. Но по жертвам не войны, а «тирании». По своим «безвинно убиенным», которые хотели вернуться «веселыми и здоровыми», но какие-то варвары лишили их семьи совместных фотографий и встали на их пути домой…

Не знаю, как вам, но мне это видно по лицам.

Видно не только то, что действие антинацистской прививки в Германии закончилось, а само лекарство давно прокисло – а то, что вопрос вины Германии за Вторую мировую войну в европейском мышлении больше не стоит. Тихо-тихо двигаясь в этом направлении все последние 25 лет и приравняв сначала коммунизм к нацизму, а затем Сталина к Гитлеру – к западу от российской границы постепенно подползли к логичному выводу: что это не Германия, а СССР пытался прогнуть под себя Европу. Следующий шаг легко просчитывается: нас сделают виноватыми и потребуют заплатить – как карликовые прибалтийские страны мечтают, чтоб им заплатили за оккупацию, которой не было.

Страшно другое. Что в самый ответственный момент встанет такой вот перепрограммированный школьник из Нового Уренгоя и вонзит родине нож в спину. Из самых гуманных соображений.

От выступления школьников из Уренгоя в Бундестаге передернуло даже ряды российской интеллигенции. Многие удивились толерантности мальчиков и девочек, которые ласкали слух членов Бундестага убежденностью, что немецкие солдаты под Сталинградом не хотели воевать и вообще они — невинно погибшие люди. Лично мне выразительное выступление Николая Десятиченко живо напомнило  в фильме «Сволочи» актера Александра Головина, который играл там главную роль. Тот же уверенный взгляд, наклон головы….

Этой «новостью» поражен так, что на пару минут потерял дар речи. Пресмыкание перед Западом, за дешевые погремушки. Не этому нас учили в советских школах. И не видел этот «молокосос» ветеранов-инвалидов, приходящих при помощи родных в школу на урок мужества. И видно, не было у него в роду не вернувшихся с войны. Грустно и больно…

По материалам газеты «Комсомольская правда»

Николай Сенько.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Возможно, дети хотели сказать вообще о трагедии войны как со стороны тех, на кого напали, так и со стороны напавших. То есть некий немецкий парень хотел жить мирно, а его заставили стать оккупантом. Он выжил в сталинградском котле, но всё равно погиб бесславно в плену. Этакая судьба человека в немецком варианте. Тема не нова. Есть повесть Виталия Закруткина «Матерь человеческая» о русской женщине, спасавшей немецкого мальчишку. А вот какие акценты в докладах детей расставили взрослые исходя из политической обстановки, это уже на их совести.

КОММЕНТАРИИ

Please enter your comment!
Please enter your name here