Подвиг без срока давности

0
368

В Юхновском районе установят памятный знак погибшим в 1942 году воинам-чекистам.

11 декабря в окрестностях села Рыляки Юхновского района состоится открытие мемориального знака на месте последнего боя отряда особого назначения НКВД СССР, бойцы которого в июне 1942 года отдали свои жизни, сражаясь в окружении с превосходящими силами противника. 

Память о подвиге воинов-чекистов будет увековечена благодаря многолетней кропотливой работе поисковых отрядов, которые тщательно исследуют места боёв и поднимают из земли останки павших воинов для того, чтобы установить личности героев и с воинскими почестями перезахоронить их в братских могилах. 

Об очередном героическом эпизоде, который будет увековечен на гранитном обелиске, рассказал активист поискового движения Лев Марченков.

Безымянные могилы

Началось всё в 2001 году, когда поисковый отряд «Эхо войны» из Обнинска в лесном массиве, в районе деревень Зуев Хутор, Таракановка и Рыляки, случайно обнаружил два захоронения. В одном из них находились останки десяти, в другом – пяти человек.

Там же удалось найти несколько солдатских медальонов. Некоторые из них были пустые, но в трёх хранились сведения о владельцах.

В одном из медальонов оказалась справка, выданная Ноговицыну Аркадию Антоновичу в подтверждение того, что он выполняет особое задание командования в тылу противника и все граждане и органы власти на оккупированной территории обязаны оказывать ему содействие. На документе стояла размытая печать, прочитать которую сразу не удалось.

В другом медальоне верхняя часть вложенного листка бумаги с фамилией, именем и прочими данными красноармейца была утрачена.Но поисковикам удалось прочитать окончание текста, где обычно указывались родственники, которым следовало сообщить о ранении или гибели солдата: «Вескер Берта Соломоновна».

Третий медальон принадлежал Холостову Михаилу Александровичу 1917 года рождения. Компьютерных баз данных, подобных ОБД «Мемориал», тогда не существовало, поэтому свои изыскания поисковики проводили в Центральном архиве министерства обороны РФ.

Было известно, что в 1942 году в указанном районе вела боевые действия 42-я стрелковая дивизия. Исследователи сверили фамилии погибших со списками личного состава, но ни Холостова, ни Ноговицына, ни Вескера в них не обнаружили. Очевидно, что это были бойцы другого соединения. В то время в тылу врага действовал корпус генерала Белова, заброшенные группы десантников, наконец останки могли принадлежать военнослужащим советских частей, отступавшим здесь в 1941 году.Поэтому, даже зная фамилии, определить принадлежность погибших бойцов долгое время не удавалось.

Поисковику из Москвы Андрею Виноградову улыбнулась удача. Работая с доступными архивными данными, ему удалось выйти на одного из немногих оставшихся в живых членов отряда чекистов, участника его последнего боя Виталия Маслякова.

Ветеран рассказал, что в 1980-х годах, во время горбачёвской перестройки ему удалось попасть в архив КГБ и ознакомиться с документами, посвящёнными деятельности отряда майора Петра Коровина, заброшенного в тыл врага в марте 1942 года, прочитать показания самого командира отряда и даже переписать полный список личного состава подразделения и ряд других сведений. Это была настоящая находка!

Познакомившись с этими списками, поисковики обнаружили в них и Холостова, и Ноговицына, и Давида Сойфера, женой которого и была Берта Вескер. Стало окончательно ясно, что в лесу под Зуевом Хутором были обнаружены именно останки бойцов майора Коровина.

Это подтверждали и отличия в обмундировании и вооружении погибших бойцов от обычных пехотинцев: у них не было противогазов и сапёрных лопаток, вместо трёхлинеек — карабины и автоматы ППД. Командир, комиссар и радист отряда были вооружены маузерами, снайперские винтовки оборудованы глушителями и снаряжены специальными облегченными патронами, обеспечивающими дозвуковую скорость пуле.

По личному приказу Жукова

В ночь на 31 марта 1942 года сводный отряд ОМСБОН в количестве 259 человек по личному приказу Георгия Жукова пересёк линию фронта под городом Кировом и выдвинулся за Варшавское шоссе в район треугольника между Смоленском, Вязьмой и Ельней.

Здесь располагались крупные транспортные артерии, подпитывавшие гитлеровские войска новой техникой и пополнением. Именно железные дороги стали главной целью отряда, который занимался диверсиями в тылу врага, подрывом коммуникаций и сообщал на большую землю сведения о передислокации подразделений противника.

За линией фронта отряд разделился на семь частей, у каждой из которых были свои командир, место базирования и район боевых действий. В отличие от партизан чекисты действовали автономно, всё время находились в лесу. Чтобы не раскрыть себя, им было запрещено заходить в деревни.

Положение затруднялось тем, что после чрезвычайно снежной зимы весна 1942 года выдалась бурной и в апреле многие реки разлились так, что затопили окрестные леса. Учитывая, что во время выхода на задания бойцы иногда преодолевали по нескольку десятков километров и при этом несли на себе тяжёлые вещмешки со взрывчаткой, можно себе представить, в каких невероятно тяжёлых условиях им приходилось жить и воевать. Для этого нужно было обладать недюжинной физической силой, выносливостью и железной волей.

Личный состав особого отряда составляли именно такие люди – все спортсмены, в том числе заслуженные мастера спорта Советского Союза, студенты Государственного центрального института физической культуры.

Поставленную задачу отряды выполнили, о чём свидетельствует положительная оценка руководителя 4-го управления НКВД СССР Павла Судоплатова, координировавшего партизанские и разведывательно-диверсионные операции в ближнем и дальнем тылу противника.Из достоверных источников известно, что за 90 дней своего пребывания в тылу врага отряд ОМСБОН на 50 дней фактически полностью остановил движение гитлеровских поездов на своём участке фронта.

Последний бой

В начале июня 1942 года немцы начали операцию по вытеснению корпуса генерала Белова и партизан из своих тылов. Проводить диверсии становилось всё труднее. К тому же у отряда оставалось немного боеприпасов и закончилась еда. Солдаты голодали, им приходилось есть даже лягушек из-за того, что заходить в занятые немцами населённые пункты для пополнения продуктов они не могли.

В итоге командиром отряда было принято решение выходить к своим. По воспоминаниям Петра Коровина, когда его отряд подошёл к линии фронта, в нём было 120 человек – бойцов ОМСБОН и примкнувших к ним солдат и офицеров других частей Красной армии, оказавшихся в окружении.

Линия фронта на этом участке проходила по реке Рессе. Командир выслал в сторону наших частей два разведывательных отряда, которым поставил одинаковую задачу: выйти в расположение Красной армии, определить с командованием место предстоящего прорыва для того, чтобы войска встречным боем поддержали действия отряда, после чего вернуться обратно, захватив с собой побольше продуктов. Однако обе группы разведчиков бесследно пропали.

Не дождавшись разведчиков, Коровин направил к линии фронта ещё одну команду с тем же заданием. По пути она тоже была обнаружена, обстреляна противником и с потерями вернулась в расположение отряда. Её командир доложил, что они переправились через реку и находились в непосредственной близости от передовых частей Красной армии, но под вражеским огнём вынуждены были уйти обратно.

С учётом сложившейся ситуации было принято решение прорываться в указанном разведчиками направлении. К Варшавскому шоссе шли лесом в тёмное время суток. Но ночи в конце июня очень короткие, поэтому пересекали трассу, уже когда начало светать. В этом месте река Ресса очень близко подходит к шоссе, а на другом её берегу располагались советские части. Если бы майор Коровин знал об этом и продолжил движение прямо, он со своим подготовленным отрядом смог бы смять немецкую оборону пусть и с потерями, но прорваться к своим.

Но история не знает сослагательного наклонения. Пересекавшую дорогу большую группу людей заметил и обстрелял противник. Воинам-чекистам пришлось изменить направление и уйти правее, где лес ближе подходил к шоссе. К сожалению, и река на этом участке делала крутую петлю и уходила в сторону от Варшавки. Это хорошо видно на снимке аэрофотосъёмки, сделанном в июле 1942 года.

В центре этой петли располагались позиции немецкого 480-го пехотного полка. И именно в этом направлении двинулся отряд ОМСБОН, чтобы принять свой последний бой. 120 человек, вооружённых только стрелковым оружием и гранатами, оказались внутри гитлеровских позиций против двух с лишним тысяч врагов, крупнокалиберных пулемётов и миномётов.

Отряд занял круговую оборону и в 9 часов утра 30 июня 1942 года принял свой последний бой. Силы были неравными, но даже в таких условиях советским воинам удалось продержаться шесть часов. Противник обрушил на них шквал огня, обстреливая из всех видов оружия. Чекисты постоянно маневрировали, выискивая брешь в обороне фашистов. Им удалось невозможное – с боем под непрерывным огнём противника пройти около километра и прорваться до первой линии немецкой обороны. Но там их ждали укреплённые траншеи и огневые точки гитлеровцев.

Сохранились описания очевидцев этого страшного боя. О том, как лейтенант Георгий Шевченко с оторванной кистью руки и выбитым глазом поднимал солдат в атаку. Виталию Маслякову пуля раздробила челюсть, практически все бойцы получили ранения, но до последнего шли вперёд на врага…

В трофейных немецких документах 260-й пехотной дивизии 480-го пехотного полка исследователи обнаружили запись о том, что 30 июня 1942 года был бой, в результате которого было уничтожено 70 солдат противника. Ещё 32 человека попали в плен, практически все — из-за полученных тяжёлых ранений, многие – в бессознательном состоянии.

Возвращение из небытия

Впоследствии, в 1960-х годах, немногие оставшиеся в живых участники боя попытались разыскать это место. Один из них — уроженец Мосальского района Василий Корзенков жил неподалёку и хорошо знал окрестности, в поисках помогал местный егерь Михаил Гольцов. Но полвека назад им так и не удалось определить, где именно сложили свои головы воины-чекисты. Сделать это получилось только в наше время.

На сегодняшний день поисковики тщательно отработали место последнего сражения отряда майора Коровина. По гильзам от автоматов и карабинов и другим находкам они восстановили подлинную картину боя, проследили, где он начался, в каком направлении перемещались наши солдаты и где приняли героическую смерть.

Поисковики обнаружили на месте боя останки более 30 бойцов отряда. Опознаны среди них менее половины: Михаил Холостов, Геннадий Репнин, Давид Сойфер, Аркадий Ноговицын, Василий Фабриков, Константин Лошкарёв, Николай Кутейщиков, Олег Нечаев.

Каждое опознание погибшего воина и розыск его родственников – это отдельная, по-своему захватывающая история. Например, поисковики обнаружили в земле останки трёх человек, у которых не было медальонов. По обмундированию было видно, что это чекисты, причём у одного из них была характерная примета – золотой зуб.

На специализированном интернет-форуме Лев Марченков прочитал запрос женщины, которая разыскивала место захоронения своего деда – Нечаева Олега Пантелеймоновича, входившего в состав отряда специального назначения НКВД. Они обменялись номерами телефонов. Во время первого разговора выяснилось, что Нечаев входил в состав отряда Коровина. При повторном звонке на домашний телефон трубку сняла дочь погибшего чекиста, которая после расспросов Марченкова о внешности и особых приметах отца вспомнила о его золотом зубе.

Останки Василия Фабрикова из Рязанской области поисковики обнаружили рядом с немецким блиндажом по следу из гильз. У солдата был медальон, поэтому его личность установили достаточно быстро. А вот поиск родственников затянулся на годы. Семья чекиста была эвакуирована в Казань, брат жил в Москве. Письма в эти города результата не дали. Дело сдвинулось с мёртвой точки с появлением социальных сетей. В одной из них Лев Марченков разослал сообщения всем пользователям с фамилией Фабриков.

В письмах рассказал о ситуации и задал вопрос, не является ли Фабриков Василий Филиппович родственником этих людей. Один из адресатов по имени Николай ответил утвердительно. В телефонном разговоре он спросил, не было ли у погибшего серебряных часов «Омега». Такие часы на месте гибели действительно были. Тогда Николай зачитал отрывок из письма Василия Фабрикова брату, в котором тот сообщал: «В город почти не выпускали, поэтому покупок себе никаких не делал. Окромя часов фирмы «Омега» (серебряные). Отдал 670 рублей в цену нового пальто. Но мне, военному человеку, часы важнее».

Личность москвича Геннадия Репнина установили по ложке, на которой была нацарапана его фамилия. Боец тоже значился в списках отряда Коровина. Он был успешным спортсменом, чемпионом Советского Союза по боксу, представлял общество «Спартак». Лев Марченков позвонил в совет ветеранов общества и попал на Бориса Духона, который знал об известном боксёре и помог разыскать его родственников. Параллельно на них вышел и Андрей Виноградов. От родных поисковики узнали, что за два дня до гибели у Репнина родилась дочь.

Снайпера Константина Лошкарёва помогли опознать лежавшие в его портмоне нагрудные знаки – ГТО второй ступени и участника парада физкультурников на Красной площади 1939 года, а также чудом сохранившиеся обрывки его неотправленного письма родным. Судя по характерным повреждениям грудной клетки, не желая сдаваться фашистам, Константин (на фото слева) подорвал себя гранатой.

К тому времени в связи с вновь открывшимися обстоятельствами в Управление ФСБ по Калужской области были доставлены из Центрального архива тома с материалами об отряде майора Коровина. Среди прочих документов в деле хранились написанные собственноручно заявления личного состава о вступлении в отряд. Начальник калужского Управления ФСБ Александр Козлов откликнулся на просьбу разрешить сравнить образцы почерка членов отряда с тем, что был обнаружен на обрывках письма, и с помощью экспертов определить, кому он принадлежит. Через три недели специалист выдал свой вердикт: почерк в письме с вероятностью более 90 процентов принадлежит Лошкарёву Константину Павловичу, уроженцу города Комсомольска Ивановской области.

Телефонный розыск родственников чекиста, сменивших фамилию и переехавших в другое место, благодаря отзывчивости местных телефонистов и соседей увенчался успехом. Мария Кирпичникова, племянница Константина Лошкарёва, не смогла сдержать слёз, когда ей дозвонились из Калуги. Она рассказала Льву Марченкову о том, что мать пропавшего без вести солдата до самой смерти ждала его возвращения.

Договорились о встрече, и в 2007 году родные приехали на место захоронения бойцов отряда. С собой племянницы Лошкарёва привезли папку с фотографиями. Когда они открыли её, первое, что увидели поисковики, – снимок молодого парня, на груди которого сияли знаки ГТО и участника парада физкультурников в Москве. А когда из папки достали солдатские письма, всё стало окончательно ясно.

75 лет назад героические судьбы воинов отряда особого назначения НКВД сплелись воедино и завершили свой путь на Калужской земле. Но память о них жива.

На открытие памятного знака на месте последнего боя отряда Петра Коровина приедут родные и близкие Василия Фабрикова, Олега Нечаева, Ивана Орлова, Александра Расторгуева, Геннадия Репнина, две дочери политрука Петра Попова, который погиб, прикрывая ту разведгруппу, что прошла через линию фронта. В церемонии примут участие и студенты Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма.

Наряду с мемориальным захоронением в деревне Барсуки, где лежат многие члены отряда, гранитный памятник станет для них и многих других россиян священным местом, где можно поклониться подвигу защитников Отечества, отстоявших нашу страну от вторжения нацистов.

Алексей ГОРЮНОВ.

Фото из личного архива Льва МАРЧЕНКОВА.

Газета «Весть».

КОММЕНТАРИИ

Please enter your comment!
Please enter your name here