О 17-ой стрелковой замолвите слово

3
126

Памяти безвестных героев,  сгоревших в пламени
Великой Отечественной  войны 1941 — 1945.

«Родные мои,… я трепещу за вашу судьбу. Крепко целую…» Из письма ополченца Л.А. Кулика родным. Вы представляете, о ком идёт речь? Думаем, что нет.  Томить не будем. Это старшина сапёрной роты первого батальона 1312-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии (Московское ополчение). А ещё Алексей Леонидович Кулик (1883 — 1942) — учёный с мировым именем, астроном, специалист по минералогии, исследователь феномена Тунгусского метеорита.
Учёному было 58 лет, когда он ушёл на фронт. Ушёл, по его собственному признанию, после того, как 3 июля по радио прослушал речь Сталина, его обращение к народу: «Братья и сёстры…».

Размышляя о феномене стойкости и победы Красной армии под Москвой, снова и снова приходишь к одной и той же мысли, которая сформировалась в стройное и твёрдое убеждение в том, что московское сражение выиграла не Красная армия, вернее не совсем Красная армия, а народ, надевший шинели и взявший в руки винтовку. Можно согласиться или оспорить, но в Великую Отечественную войну против Германии и её союзников воевало две армии. Первая дралась по Бугу, Неману, Пруту и Днестру. Она в основном погибла, пытаясь остановить немецкие войска в районе Минска, Киева, Смоленска и Пскова. Из-под Москвы немцев погнала уже другая армия.
Москва 1941 г.
Дивизия народного ополчения
Желание рассказать о 17-ой стрелковой дивизии далее (сд) зародилось давно. Сложно складывалась  военная судьба этой дивизии, противоречивы и  источники о ней. Вместе с совершаемыми подвигами, было и малодушие, а порой и паника. Именно эта дивизия 1 января 1942 года освобождала наш город. В благодарность за это в 1975 году  было принято решение: переименовать одну из улиц Малоярославца в честь 17-ой стрелковой дивизии.
В музее истории и краеведения, на просьбу откликнулись и посоветовали ознакомиться с работой генерал-лейтенанта В. Шемелёва «Первые бои 17-ой стрелковой дивизии», опубликованной в «Военно-историческом журнале» № 12,  1974 г.  Автор в 1941 году командовал пулемётным взводом 1312 стрелкового полка. Картину происходящих событий знал не понаслышке. Итак, в июле 1941 в Москворецком районе  приступили к формированию Московской стрелковой дивизии народного ополчения. В основном она комплектовалась  из рабочих и служащих заводов: имени Владимира Ильича и кожевенного; фабрик: Гознак и камвольно-прядильной имени М. И. Калинина и некоторых других предприятий Москворецкого района; студентов и работников МИНХ имени Г. В. Плеханова. Первым её командиром был полковник П.С. Козлов. На личности и судьбе этого человека остановимся подробнее немного позже.
Ещё не завершив формирования и боевого слаживания, дивизия получила задачу ко 2-му августу занять оборону на левом фланге в полосе Варшавского шоссе.  А уже 26 сентября её переименовали в 17-ую стрелковую дивизию. С этого дня она стала кадровой.
На реке Десне, юго-восточнее Спас-Деменска, дивизия получила боевое крещение, а войну закончила в Восточной Пруссии в районе Кенинсберга (Калининграда).  Забегая вперёд, следует отметить, что за освобождение Бобруйска она получила название  17-ой Бобруйской Краснознаменной стрелковой дивизии.
А пока в течение августа и сентября  дивизия строила оборону.  29 сентября  поставлена новая боевая задача с расширением полосы обороны к югу на 32 км. Пропустив через себя отходящие на восток остатки трёх разбитых дивизий, 3 октября 17-ая сд оказалась на переднем крае, была подвергнута мощному удару с воздуха и танковой атаке. Неприятель использовал в общей сложности до двухсот танков, поддержанных более чем двумя дивизиями пехоты, а также бронемашинами. Артиллеристы дивизии вели огонь по наступающим танкам в упор и погибали под гусеницами прорвавшихся машин вместе со своими орудиями.
Значение боевых действий дивизии к югу от Спас-Деменска состояло не только в том, что удалось на какое-то время задержать наступление гитлеровцев на столицу, но и в том, что они убедились в возможности бить врага. Извлекая уроки из собственного опыта, бойцы и командиры пришли к выводу, что противник, встретив упорное сопротивление, не выдерживает напряжения боя и поворачивает вспять. У воинов укрепилась вера в свои силы.
— Части дивизии сражались самоотверженно, — повествует далее В. Шемелёв. — За двое суток было уничтожено свыше 50 танков и до 2000 солдат и офицеров противника (Архив МО. Ф. 388, оп. 8712. д. 4 л. 8).
Хотя моральное состояние бойцов дивизии было достаточно высоким, однако её боевая мощь таяла день ото дня. Понеся значительные потери, она уже не могла сдерживать натиск крупных сил захватчиков. Учитывая это, командование организовало марш-отход. Несколько попыток прорваться из окружения результатов не принесли. Предстояло с боями прорываться  дальше на восток. Не имея боеприпасов, горючего и продовольствия, дивизии  в целом  как соединению вырваться из окружения было бы трудно.
Командир дивизии принял единственно верное решение выходить из окружения группами в составе 100-200 человек (Архив  МО. Ф. 388, оп. 8712. д. 4 л. 8). Эти группы, по сути дела, были сводными батальонами, управляемыми назначенными командирами.
К 12 октября остатки подразделений дивизии с большими трудностями и потерями вышли в район Угодского завода (20 км. восточнее Малоярославца).
Здесь они быстро доукомплектовались и уже через неделю заняли оборону. Дивизия снова была в боевом строю.
На этом повествование о дивизии В. Шемелёв заканчивает.
Сентябрь 1941 года.
17-ая стрелковая под
Спас-Деменском.
Судьба этой дивизии, так же впрочем, как и судьба её командира полковника П.С. Козлова, в истории битвы за Москву оказалась очень короткой и драматичной. В октябре 1941-го именно 17-ой, возможно как никакой другой, довелось хлебнуть полной мерой чашу страданий, горечи и мужества,  выпавших на долю обороняющейся стороны. И дивизия, и её командир словно для того и появились в истории Великой Отечественной войны, чтобы мелькнуть под Москвой кратким эпизодом, в котором сконцентрировалась вся трагедия, весь ужас этого колоссального по своим масштабам и ярости сражения, и исчезнуть на десятилетия.
В музее «Ильинские рубежи» на глаза попалась книга Сергея Михиенкова «Дорога смерти. 43-я армия в боях на Варшавском шоссе. Схватка с «Тайфуном». Она, как нельзя  кстати, позволила продолжить начатую тему.
— До сих пор бытует мнение, что немцы прорвались на Десне и хлынули на восток почти беспрепятственно, — пишет автор. — Документы свидетельствуют о несколько иной картине произошедшего здесь в октябре 41-го. Нет, немцы не шли здесь маршем. Их били на каждом километре. Вот почему в подмосковные поля группа армий «Центр» пришла не в той силе, которую она имела в начале октября. И приводит размышление английского историка Роберта Кершоу: «Русский солдат — подлинная загадка. Несмотря на все невзгоды, порождаемые тоталитарным режимом, он готов был героически защищать этот режим».
Для сведения любознательного читателя. Каким  казался наш солдат в глазах врага — солдат немецких? Как выглядело начало войны из чужих окопов? Весьма красноречивые ответы на эти вопросы можно обнаружить в книге, автор которой едва ли может быть обвинен в искажении фактов. Это   «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных» Роберта Кершоу, которая недавно опубликована в России. Книга практически целиком состоит из воспоминаний немецких солдат и офицеров, их писем домой и записей в личных дневниках.
— Русский солдат защищал не  «тоталитарный» режим, а советскую власть, — вступает в полемику  С. Михиенков. — Власть которая дала ему, двадцати-двадцатипятилетнему, почти всё, о чём можно было мечтать: образование, некоторым высшее, профессию, работу, широкую возможность заниматься физкультурой и спортом, бесплатное здравоохранение, жильё. Советская молодёжь была прекрасно воспитана, и любовь к родине, готовность пожертвовать многим, вплоть до собственной жизни, ради родной земли были заложены в основу идеологии  и культуры.
Но вернёмся к 17-ой дивизии. Многие исследователи связывают её с Московской дивизией народного ополчения 1941 года. Но это не так. История этого воинского соединения РККА началась задолго до этой даты, в 1918 году. А позже в Смоленске были слиты Смоленская и Витебская пехотные дивизии. Объединённая дивизия принимала участие в советско-финляндской войне, отличилась и была награждена орденом Красного Знамени. Июнь 41-го года застал её в летних лагерях под Витебском и Полоцком. Через месяц в составе 4-го стрелкового корпуса 13-ой армии дивизия вступила в бой под городом Лида. Основной её состав погиб в белостокском котле в июле 1941 года. Остатки прорвались на восток. Командовал дивизией генерал-майор Терентий Бацанов. В августе 41-го он погиб во время прорыва из окружения.
Буквально через месяц, об этом упоминалось выше (помните дату 26 сентября?), 17-ая стрелковая дивизия была возрождена. Полки формировались в основном из ополченцев, как принято считать, города Москвы. Но документы и свидетельства ветеранов 17-ой дивизии второго формирования говорят о том, что основу полков, батальонов и артподразделений составляли жители Московской области и Замоскворечья. Известно, что в бой она вступила 2 октября 1941 года численностью 11 454 человека. Всю ночь со 2 на 3 октября шли через окопы 17-ой отходящие войска. И наступило время кровопролитных схваток. Были победы, но были и поражения. И выход из окружения.
Вернёмся к событиям 18 октября 1941 года. Базироваться будем на официальном документе «Заключение старшего помощника начальника оперативного отдела штаба Западного фронта по вопросу оставления войсками 43-ей    армии района г. Малоярославца 18 октября 1941 года». (ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 250. Л. 117 — 128).
«18 октября 1941 года». 43-я армия. (ЦАМО, Ф. 208. Оп. 2511. Д. 215. Л. 93 — 94)
— Противник развивая успех в сев.-вост. направлении, овладел г. МАЛ. ЯРОСЛАВЕЦ и отдельными группами автоматчиков достиг р-на БЕЛОУСОВА.
— 17 СД занимает оборону по р. ПРОТВА от БЕЛОУСОВО до ВЫСОКИНИЧИ.
А потом случилось непредвиденное: 19 октября Ставка решилась на отвод войск с Можайской линии обороны на линию — для 43-й армии — рек Нары и Протвы. Отход должны были прикрывать сильные арьергарды. Но именно в этот день, 19 октября 1941 года, дивизия полковника Козлова самовольно покинула рубеж обороны по реке Протве, поставив тем самым под угрозу фланги соседей. И только у Тарутина 17-ая стрелковая дивизия была остановлена. Панику удалось прекратить. Генерал Акимов отстранил от должностей командира и комиссара дивизии.
В периодическом иллюстрированном издании «Остановившие Тайфун». (Издательство «Стратегия КМ» 1- 2011)  события тех дней Александр Буйлов и Алексей Калинин представляют следующим образом:
21 октября боевая численность советских полков 53-й, 312-ой и 17-ой стрелковых дивизий просела в среднем до 150 — 300 человек и оставалась на этом уровне. Имевшиеся потери компенсировались непрерывной работой командования и заградотрядов, собиравших потерявшихся, отставших и покинувших поле боя бойцов и командиров. Основной причиной неудач 21 октября опять оказалась низкая стойкость 17-ой и 53-ей  дивизий, вновь не сумевших даже минимально организовать сопротивление. Это привело к очень жёстким мерам со стороны командования Западным фронтом:
«Приказ командующего войсками Западного фронта командующему 43-ей Армии от 22 октября 1941 г. о запрещении отхода и мерах по его недопущению.
1. Отходить с занимаемых позиций до 23.10 ещё раз категорически запрещаю;
2. На 17-ую дивизию немедленно послать Селезнёва, командира 17 СД немедленно арестовать и перед строем расстрелять;
3. 17 дивизию, 53 дивизию заставить вернуть утром 22.10.41 Тарутино во чтобы то ни стало, включительно до самопожертвования;
Жуков. Булганин. Передано 4.45 22.10.41 Лично Голубеву (подпись неразборчива).
Командарм Голубев поторопился известить командиров частей своей армии о расстреле командира и комиссара 17-ой сд С.П. Козлова  и С.И. Яковлева: «Довожу до вашего сведения, что за самовольное отступление с рубежа по распоряжению Военсовета фронта расстреляны перед строем командир и военком 17-ой СД…».
На самом деле военкома 17-ой СД С.И. Яковлева Военный совет фронта и не требовал расстреливать, так как он в это время был ранен и находился в госпитале. После выздоровления 13 декабря 1941 года  он с понижением в звании был назначен старшим инструктором политотдела 46 сд 52-ой армии. Полковник Козлов сумел избежать расстрела.
Более подробную информацию удалось почерпнуть в книге Глеба Чугунова «Горькая осень сорок первого» (Издательский дом «Арсенал»  Актобе. 2010).
Немного света на судьбу Козлова пролил один из документов, оказавшийся среди боевых донесений и оперативных сводок Западного фронта:
Генералу армии Жукову 31 октября 1941г. 23-40.
… Докладываю о преступном факте. Сегодня установил, что бывший командир 17 стрелковой дивизии Козлов не был расстрелян на месте перед строем, а бежал…
…я поручил выполнить это выезжающим в дивизию члену Военного совета Серюкову и генерал-лейтенанту Акимову. По непонятным причинам они этого не сделали, а направили командира дивизии ко мне. Я под конвоем, организованным начальником особого отдела, отправил его обратно с категорическим указанием, что приказ командующего фронтом должен быть выполнен. Мне доложили, что он расстрелян, а сегодня я узнал, что он не расстрелян, а бежал от конвоя. Назначено следствие.
Командующий 43-ой армией Голубев.
— После войны, в силу различных причин события 20-х чисел октября 1941 года комплексно не исследовались, — рассказывает журналист Валерий Степанов, автор книги  «1941. На подступах к Лопастне»  (ныне город Чехов), в газете «Чеховский вестник» от 22.06.2010 г. — Когда мне довелось приступить    к изучению данной темы, она оказалась настолько серьёзной и запутанной, что разбирать её приходилось буквально по часам…
Кто был первым командующим 43-ой армии и почему имя этого военачальника было открыто только в наши дни? Кто и при каких обстоятельствах возглавлял эту армию в период Смоленского сражения, в боях на Можайской линии обороны и на рубеже реки Нары? … Как получилось, что командир ополченческой дивизии оказался преподавателем разведшколы Абвера? Как и какими силами был локализован намечавшийся прорыв Нарского рубежа обороны, угрожавший не только 43-ой армии, но и всему Западному фронту, и почему последующий контрудар войск этой армии оказался «пропавшим без вести» в истории битвы под Москвой?
Согласитесь, что вопросов более чем достаточно, но вернёмся к 17-ой СД. В её судьбе особую роль исполнил комбриг С.И. Любарский. Именно этому офицеру выпало  собирать остатки дивизии, оставившей Тарутино, и 21-23 октября  1941 г. принимать участие в ликвидации  прорыва 43-ой армии.  Выполнив поставленную задачу, он вернулся к исполнению своих непосредственных обязанностей начальника оперативного отдела штаба 43-ой армии.
А 30 октября 1941 года было принято решение о восстановлении            17-ой дивизии как самостоятельного соединения. Комдивом назначается генерал — майор Д.М. Селезнёв, избежавший военного трибунала в сентябре 1941 года (тогда он  был смещен с должности командарма в связи с неудачными действиями 43-ей армии в ходе Ельнинской наступательной операции).
В составе других воинских формирований 17-ая стрелковая дивизия освобождала 1 января 1942 года Малоярославец. И ушла на Запад. До окончания войны было ещё далеко. Наступление набирало силу. Этап поражений был закончен.

Павел Семёнов.
Анатолий Тремпольцев.

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Здравствуйте, ищу однополчан моего прадеда Радимова Александра Ивановича 1925 года рождения.
    Место рождения: Рязанская обл., Больше-Коровинский р-н, д. Токарево Дата и место призыва29.01.1943, Перовский ГВК, Московская обл., г. Перово Последнее место службы 17 Гв. сд Воинское звание гв. лейтенант Причина выбытия пропал без вести Дата выбытия27.11.1944

    Награжден Орденом Красной звезды.
    Командир пулеметного взвода.
    Служил в 52-ом стрелковом полку.

    Интересует также информация о 17-я гвардейской Краснознаменной ордена Суворова II степени Духовщино-Хинганской стрелковой дивизии (52-ом полке) в период от
    с 17 октября 1944 г. ( наступление на Тильзитском направлении, захват и оставление г.Пилькаллена. За эти бои были награждены: орденом Красного Знамени — 45-й стрелковый и 26-й артиллерийский полки, орденом Суворова II степени — 49-й стрелковый полк, орденом Кутузова III степени — 52-й стрелковый полк)
    по;
    13 января 1945 г. — освобождение г.Пилькаллен; (ни в одном источнике о дивизии не указана о действиях дивизии вэтот период)

    Информацией о прадеде владею весьма в большом количестве.(письма, фотография и тд. накопанное лично мной)
    Вдруг кто отзовется.
    Заранее спасибо.
    С уважением, Наталия

  2. Пилькаллен — ныне пос. Добровольск Краснознаменского района Калининградской области. Райцентр — моя малая родина. Я бываю там проездом по несколько раз в году. В посёлке есть большой мемориал с братской могилой. Директор Краснознаменского краеведческого музея моя знакомая, в конце мая я снова поеду туда.

КОММЕНТАРИИ

Please enter your comment!
Please enter your name here