Похождения Григория Маринина

0
415

 

В моей семье сохранился интересный документ, озаглавленный как «Похождения моей жизни, когда был призван на военную службу 1916 года». Это дневник моего прадеда Григория Андриановича Маринина, который он вел на службе в 230-м запасном пехотном полку русской императорской армии в 1916 – 1917 годах. И в канун 100-летия со дня начала I Мировой войны мне хотелось бы рассказать о том времени с помощью этих записок. В них неплохо предан дух той эпохи. Сначала я буду давать отрывки из «Похождений», а затем, по возможности, комментировать их. Для удобства восприятия я в основном использую современную орфографию, но стилистика документа в целом сохранена.

фото1

С детства мне хорошо знакома эта простая, изрядно потрепанная книжечка. Зеленый прямоугольный блокнот, исписанный красивым, затейливым почерком. Открываем и слева на обложке надпись: «1917-го года гор. Елабуга 1-е Марта». Ниже фотография прадеда в форме старшего унтер-офицера.  Под снимком указано его полное имя. На первом листе какие-то пометки и наименование воинского соединения – 3-й Кавказский корпус 52-я дивизия. Эта написано, вероятно, уже на фронте. На обороте домашний адрес: «Калужской губернии Мало-Ярославского уезда Бабичевской волости деревня Машкино. Григорий Андрианович Маринин». Указан и ближайший адрес: «Полотняный завод Калужской губ. дер. Машкино. Григорий Андрианович Маринин».

Далее на соседней странице краткие сведения о прохождении службы. «1916 года 4 февраля я был взят на военную службу в Малоярославце.

19-го февраля прибыл в Елабугу, зачислен в 8-ю роту. 20 марта переведен в команду. Из команды выпущен 7-го июня в 8-ю роту. Из осьмой  роты переведен в 14-ю роту 13-го июня. Это дело было в лагерях.

5-го сентября того же года приехали в г. Елабугу. Стали по казармам».

Затем начинается непосредственно сам дневник и дается заголовок – «Похождения моей жизни, когда был призван на военную службу 1916 года».

«4-го февраля я поехал в Малоярославец к воинскому начальнику. Выезжал из дома. Было много людей у меня в доме. Я распростился с родными и со своими ребятишками. Наперва я поцеловал Митю, а потом взял на руки Васю и поцеловал его и посадил на окно.

Вышел из своего дома, зашел к дяде, и он благословил меня иконой. И тут я пошел пешком через реку к своему участку в селе Рыбни. Пил чай. Потом поехали по шоссе и со мной кум Иван Семенов.

Приехали в город, остановился на постоялом дворе. На следующий день был на свидетельстве у врача. Он признал  меня годным к военной службе. В город приезжал ко мне Митя с тестем и тещей, и они уехали домой. Я еще  Митю раз поцеловал, положил его на сани. Потом проводил брата Ивана Федоровича. 7-го февраля 8 часов веч. я садился на поезд. Тут были мать и сестра Дария и жена Аннушка. И много было чужих людей. Подошли мы к вагону. Стали прощаться. Тут они заплакали. Взошел в вагон, и они остались. Поезд дал свисток, тронулся. Я поехал. Они остались. Утром 8-го числа приехали в Москву».

Григорий Мариин был призван в армию, когда ему было 29 лет. Но у него было двое детей, и поэтому имел льготу от призыва. Но к 1916 году все льготы отменили.

Далее путь лежал  «на го. Муром, г. Арзамас, г. Лукоянов, г. Алатырь, г. Казань, г. Ламшев, г Чистополь, г. Мамадиш, г. Елабуга. Прибыли в г. Елабугу 19 февраля 5 часов вечера. 8-ю роту 230-й батальон. Тут стали заниматься».

Елабуга в то время относилась к Вятской губернии. Это был довольно большой город на высоком правом берегу реки Камы с населением 10300 чел. (на 1913 г.). В настоящее время Елабуга является крупным промышленным центром Татарстана с населением 71990 чел. (2014). Стоит заметить, что старая Елабуга хорошо сохранилась.

«Потом назначили меня в учебную команду. Стали заниматься отдельно. 20-го марта переведен в команду и другое здание. Начальником команды был Липгарт, поручик. 9 часов вечера в команде была ранжировка. Я попал в 3-й взвод. Наутро выгнали на занятия. Время проходило по-хорошему. 5 мая 10 час. ут. мы пошли в лагери. С песнями и музыкой. С нами полковник Кондратьев. Было жарко и сильная пыль. Мы были в полном походном снаряжении, с винтовками. Прибыли в лагери. Там расположились по палаткам на правом фланге лагеря. Потом приехал генерал. Приказал переделать лагерь. Тогда мы перешли на левый фланг лагеря и там устроились.

6-го и 7-го июня нам был назначен экзамен, и он производился. Окончил я экзамен. Нас разослали по ротам. 8 часов вечера прибыл 8-ю роту. Потом меня подпоручик Бреде назначил в маршевую роту. А потом приказали, откомандировали 14-ю роту».

В учебных командах готовили унтер-офицеров. В мирное время срок обучения составлял около полугода. В военное же, как мы видим, два с половиной месяца. Тем не менее  и это давало серьезную подготовку. В учебные команды отбирали солдат, имевших образование не ниже трех классов сельской школы и пригодных по своим качествам. Изучалось не только военное дело, но и общеобразовательные предметы. Так, моя бабушка вспоминала, что ее отца научили в армии умножать на пальцах. Она еще добавила, что как-то встречала этот способ в литературе. Из учебных команд выпускали младшими унтер-офицерами  или вице-унтер-офицерами (кандидатами в унтер-офицеры). Маршевые роты предназначались для отправки на фронт. Но на фронт Григорию попасть в этот раз не удалось. Приказ отменили.

Есть в записках и упоминания о различных служебных происшествиях.

«13-го июня 6 часов вечера пошли 14-ю роту. Там я попал 3-й взвод и 1-е отделение. Там тоже шло время по-хорошему. В одно прекрасное время меня поручик Раевский поставил под винтовку 10 часов. Но стоять не пришлось все их. Только 2 ч. отстоял. Потом заболел. 3 дня лежал в околотке. Это было 15-го августа».

«1-го сентября в казармы. В городе время шло по-хорошему. 6-го декабря праздновали. Был ротный праздник.

25-го декабря тоже праздновали. Была елка у нас в роте. 1-го января 12 час ночи была тревога. Встречали Новый год. Кричали ура. Тут тоже время шло по-хорошему».  

Наступил 1917 год. В стране назревали важнейшие события. В Петрограде началась Февральская революция.

«1-го марта получили телеграмму, что государь отрекся от престола и стало новое правительство. Тут нам прочитали приказ, что новое правительство изменило какие статьи в уставе внутренней службы и командующий округом сменен. И бригадный тоже сменен.

7-го марта наш полк собрался. Все сказали – не нужен нам такой полковник Лукашевич. И тут временно полк принял капитан Дроздин. И разошлись отпуски 10 час. вечера. В это время мы почувствовали свободу. 10-го марта был праздник в память борцов за свободу, павших в Петрограде».

Эпизод с избранием нового командира полка встретился мне на сайтах по истории Елабуги. Только там события датированы 6-м марта, а Лукашевич назван подполковником. По всей видимости, солдаты 230-го запасного пехотного полка одни из первых в стране смещали полкового командира.

Тут стоит обратить внимание на одну особенность. До марта 1917 года в дневнике лишь отдельные записи, за некоторые месяцы их нет совсем. Но с марта 1917 идут записи почти за каждый день. Из них видно, что появилось много свободного времени. Очевидно, что офицеры уже боялись солдат и службой не обременяли. У унтеров льгот, разумеется, было больше.

«12-го марта я писал 1-о письмо домой и 1-но Семену вч. и 1-но Ивану Федоровичу Мар[инину]. Гулять никуда не ходил. Был у меня Сергей Власов. 1 час дня 13-го марта я был на почте, посылал посылу и ходил исповедоваться.

14-го марта прощались и проходили сквозь газы уд. 4 час. вечера  15-го марта я был аудитории. Там читал лекцию г-н Коморов. Остальное время шло по-хорошему».

фото

Семен – это, скорее всего, брат жены Семен Васильевич Ефремов. Иван Федорович Маринин – двоюродный брат. Сергей Власов –  земляк из Машкино, солдат другой части. Он постоянно упоминается в записках. «Проходили сквозь газы…». Здесь, вероятно, имеется в виду учения с использованием химического оружия или же это были испытания противогазов. В Первую мировую стало широко применятся химическое оружие. Первую газовую атаку провели немцы на Западном фронте. А затем это страшное оружие получило распространение и на Восточном фронте.

«27-го марта занимались, и остальное время шло по-хорошему. 31 марта ходил в церковь для установления порядка людей.

1-го апреля был дома или казар. 2-го апреля ходил в Спасовский собор. На Соборной площади был весь полк и много гражданских людей.  9 час. ходил по колокольням… Был на Спасовской колокольне и на Никольской к-лни. И на Покровской к.. Был в церкви.. Ходил на манифестацию по городу. 5 ч вечера увиделся Сергеем Власовым. С ним ходили на пристань и еще ходили, гуляли, а потом разошлись по казармам».

Иногда привычный распорядок нарушали происшествия: «… В 12 ч  ночи была тревога, но мы вышли на улицу, а никуда не бежали. 3-я рота сказала, из чего эта тревога. Полковой адъютант арестовал солдата на пристани с чужой части и двух вольных с ним».

Но служба продолжалась. «14 апреля был в карауле у денежного ящика за караульного начальника». «21-го А. провожали маршевые роты. Был на пристани в почетном карауле».

Весной 1917 года было много различных митингов и манифестаций. О некоторых уже упоминалось. Есть в записках моего прадеда и боле подробное описание одной манифестации. «… Начинали [с] Соборной площади. Ходили по городу. Были флаги разные. На шелковом флаге была надпись «Смерть капиталу». Флаг  черный, а остальные все красные и разные надписи были. «Земля и воля», потом «Союз труда», потом «Братья крестьяне и рабочие и солдаты» и «Да здравствует демократическая республика». Еще «Да здравствует свободная Россия».

«15-го мая я уехал в отпуск домой, 1 месяц, с Сережкой Вл[асовым]. Домой мы ехали очень хорошо. До Казани на пароходе. Потом по железной дороге. В Москве пили чай. Из Москвы ехали на Суходрев. Когда я шел домой с радостью. Но когда пришел домой, то вижу, что дома без меня  беспорядки. То я и потужил, что я приехал. 19-го мая увидался с родными и товарищами. Троицу проводил в своей деревне. [На] Духов день был в Бабичеве и Суходреве».

1

Получить отпуск весной 1917 года, вероятно, было непросто. В армии уж началось брожение. Но, как видно, мой прадед был на хорошем счету. Последние записи относятся к пребыванию в отпуске. И после возвращения в полк Григорий Маринин был отправлен на фронт.

Есть некоторые сведения и о дальнейшей службе унтер-офицера Маринина. В другой записной книжке сохранился листок, на котором отмечен его путь на фронт. «Выезд мой на фронт из Елабуги. Казань, Алатырь Се. г, Муром Вл., Москва, Малоярославец Ка. г, ст. Суходрев Ка г, Брянск, г Конотоп Чер. г, Киев, ст.. Фостов Кие. г, Казатин Кие. г, … Жемеринка Вол. г, ст. Феражная Кам. г,  Проскуров Кам.. Под. губ. Каменец-Подольск, Слободка».

На последней странице «Похождений» указана воинская часть, в которую получил назначение  Григорий Андрианович – 3-й Кавказский корпус, 52-я дивизия, 208-й Лорийский полк. По рассказам бабушки я могу передать пару боевых случаев. Бывало такое. Одна часть города занята немцами, другая – нашими. Точно неизвестно, кто где находится.  Идет перестрелка, а потом выясняется, что свои ведут огонь по своим. Такие истории сейчас с легкой руки американцев получили название «дружеский огонь». Есть и немного курьезная история. Однажды послали прадеда на разведку с одним молодым солдатом. Идут они, а впереди болото, утки плавают. Времена-то голодные, ну и решили поохотиться. Стрельнули, только хотели лезть за утками, как из леса выходят немцы. Один из них говорит: «Что, рус, утятины захотел?». Солдат потянулся за винтовкой, но Григорий Андрианович остановил: «Они нас первыми видели, да не стреляли». Так и разошлись.

Об Октябрьской революции солдаты 208-го Лорийского пехотного полка узнали от командира, вернувшегося из Питера. Он сказал, что власть снова поменялась, и теперь какой-то Ленин. Вскоре фронт окончательно рухнул. Солдаты целыми полками расходились по домам. Вернулся в Машкино и Григорий Маринин.

Вот такие записки оставил Григорий Андрианович Маринин. В них описывается служба, различные события, проведение досуга, упоминаются не только офицеры, но и друзья из нижних чинов: Колесников, Сентябов, Пупков, Исаев, Гиушноков, писарь Домнин, земляк Сергей Власов. Красной строкой через все записи проходит оптимистичное «остальное время шло по-хорошему». И хотя они написаны простым слогом, тут передана атмосфера того непростого времени. В строках оживают давние события. И порой кажется, что еще немного, и к ним можно прикоснуться…

 

 

Алексей Старцев.

КОММЕНТАРИИ

Please enter your comment!
Please enter your name here