НЕЗАМЕЧАЕМАЯ ДАТА-4 (Малоярославец могли освободить раньше)

1
272

Как известно, 74 года назад на малоярославецкой земле гремели бои, а потом она более чем на два месяца была оккупирована гитлеровцами. Освобождение пришло с войсками 43-й армии под командованием генерала К.Д. Голубева в новогоднюю ночь на 1942-й год. Это произошло в рамках общей контрнаступательной операции Западного фронта под Москвой. Гораздо менее известно, что ранее было предпринято как минимум две неудачные попытки освобождения. Материал по этому вопросу, скорее, всего у меня будет неполный, но может послужить толчком для дискуссии и дальнейшей краеведческой работы в этом направлении.

 SAM_1497

    В предыдущих статьях на эту тему я уже писал, что Малоярославец «при незначительном сопротивлении» был захвачен гитлеровцами 18 октября 1941 года. По факту оставления города возбуждалось специальное расследование, закончившееся к счастью без трибуналов и расстрелов.

А какова же была реакция командования Западного фронта на захват немцами нашего города? Здесь, вероятно, надо учитывать и определённое влияние личностного аспекта: командующим Западным фронтом (в него влился и Резервный фронт) 10 октября был назначен генерал армии Г.К. Жуков, для которого Малоярославецкий уезд был родным, у которого в дер. Стрелковка жили родственники.

«17.10.41 16.37. Особо важно. Командарму-43 Голубеву

Танки до 30 шт. с пехотой противника двигаются от Недельного в северо-восточном направлении. Комфронтом приказал поднять 17 с(трелковую) д(ивизию) по тревоге и занять рубежи обороны по р. Протва, иск(лючая) ш(оссе) Малоярославец – Высокиничи. Мосты через р. Протва у Слобода, Чёрная Грязь и Трубино взорвать. Организовать ПТО (противотанковую оборону – прим. А.И.) на возможных путях выдвижения танков противника и не допустить противника за р.Протва. Исполнение донести Соколовский».*

По сути, этот приказ означал, что 37-й малоярославецкий укрепрайон прорван, город защищать нечем, а, значит, он будет сдан врагу. Так и случилось.

На приказе резолюция генерал-майора Голубева: «Командиру 17 с.д. Принять к немедленному исполнению. Входите в моё подчинение. Мой КП – Белоусово. Ваш КП – в районе Угодский завод. 16.50 17.10». К 18 часам дивизия заняла оборону на указанном рубеже.

Но Жуков приказал 43-й армии не только остановить врага, но и выбить его из Малоярославца. Для этого Голубев с утра 20 октября собирался нанести встречный удар вдоль Варшавского шоссе силами танковой и воздушно-десантной бригад, четырьмя артполками и полком реактивных миномётов. Об этом он сообщил приказом 19 октября, который поступил в 17 с.д. только к полудню 20 числа. Но к тому времени дивизия без приказа снялась с рубежа и отошла в Тарутино. Это позволило гитлеровцам переправиться через Протву и через Тарутино зайти в тыл изготовившейся для удара группировке 43-й армии. Она вынуждена была обороняться и освобождение Малоярославца не состоялось. В боевом донесении по этому поводу замкомандующего армией генерал С.Д. Акимов** отмечал: «17 с.д., отходя по существу без давления противника… взорвала мосты и этим затруднила отход 312 с.д., сама дивизия отошла в беспорядке не управляемая командиром дивизии… 17 с.д., находившаяся в Тарутино, оборону не занимала, приказ о наступлении на Угодский Завод не выполнила. В результате чего выход противника к Тарутино явился неожиданным и при открытии огня… с пулемётов, миномётов и танков все находившиеся в Тарутино побежали в панике».

21 октября Жуков приказывает военному совету 43-й армии: «Заставить 17 и 53 с.д. упорно драться и в случае бегства выделенному отряду заграждения расстреливать на месте всех, бросающих поле боя. О сформировании отряда донести…», а также распорядился  расстрелять перед строем дивизии командира и комиссара.

Длительное время считалось, что этот приказ был приведён в исполнение. К 60-летию Победы комдив-17 полковник П.С. Козлов был даже официально реабилитирован. Однако позднее нашлись свидетельства, что он был преподавателем в школе немецкой военной разведки Абвера, и реабилитацию отменили. Теперь некоторые историки выдвигают версию, что он мог выполнять задание нашей разведки, а жуковский приказ о расстреле был надёжной легендой. Комиссар 17 с.д. бригадный комиссар С.И. Яковлев тоже избежал расстрела, был понижен в должности и звании и закончил войну подполковником.  «Малоярославецкий край» уже печатал большую статью о боевом пути 17-й стрелковой дивизии, в честь которой названа одна из городских улиц, поэтому не буду повторяться.

Теперь о второй попытке. В своей книге «Воспоминания и размышления» Г.К. Жуков пишет, что в начале ноября Сталин и Шапошников (начальник Генерального штаба) предложили ему для срыва очередного немецкого наступления на столицу нанести два упреждающих контрудара. Один в районе Волоколамска, другой – из района Серпухова во фланг 4-й армии немцев (её штаб находился в нашем городе). Второй контрудар как раз предусматривал в случае прорыва обороны противника ввод нашей конно-механизированной группы (КМГ) под командованием генерала П.А. Белова для наступления в сторону Малоярославца с целью нарушения важных коммуникаций немецких войск.

КМГ – на тот момент совершенно новое воинское соединение, действия которого не были проработаны даже в военной теории. В неё вошли 2-й кавалерийский корпус, которым командовал Белов, а также 415-я стрелковая и 112-я танковые дивизии, две танковые бригады и 15-й полк гвардейских миномётов («катюши») подполковника Дегтярёва. Также включались 5-я гвардейская и 60-я стрелковая дивизии из 49-й армии (в 1942-м освободила значительную часть территории Малоярославецкого района от оккупации), в полосе которых было намечено нанести контрудар. Наименований вроде много, но кроме 31-й танковой бригады все остальные войска были серьёзно ослаблены в предшествующих боях. При обсуждении операции у Сталина последний сказал Белову: «Товарищ Жуков считает, что контрудар может стать началом большой операции по разгрому вражеской группировки». По одной из версий будущий маршал Победы имел в нём личную заинтересованность, т.к. наши войска должны были захватить Угодский Завод и дер. Стрелковку, чтобы помочь своим родственникам и землякам. Но это была и  перспектива освобождения Малоярославца.

Волоколамский контрудар был безрезультатным, а серпуховской начался 14 ноября при очень скудных разведданных о противнике. В намеченной полосе для прорыва немецкую оборону держало около полка пехоты, усиленного танками, миномётами и артиллерией (4 тыс. чел.). В первый день успешно захватили несколько деревень, оттеснили фашистов с занятых рубежей. На второй и третий день сопротивление немцев вопреки логике возрастало. Выяснилось, что помимо разбитого вражеского полка здесь в лесах стояло ещё две пехотных дивизии. Вражеская авиация господствовала в воздухе и наносила по нашим войскам один удар за другим. Контрудар выдыхался, т.к. не дело кавалерии штурмовать населённые пункты. А Жуков гнал войска вперёд, к вечеру 17 ноября его раздражение достигло предела. Во время разговора по телефону с Беловым он кричал: «Ты чего копаешься? Струсил?! Гони всех вперёд! Ночью задачу не выполнишь – пеняй на себя!» Белов что-то возразил, на что Жуков чуть не задохнулся от ярости: «Ответишь по всей строгости! Сам приеду! Застрелю за невыполнение! Мне Родина дороже генералов!»*** В чём-то Георгия Константиновича можно было понять: два дня назад началось очередное наступление гитлеровцев на Москву.

Утром 19 ноября пришло сообщение, что беловцы всё же взяли село Высокое, а позднее в штаб Западного фронта было доставлено донесение от Белова, а также захваченный у немцев боевой приказ по войскам 12-го армейского корпуса и карта с нанесённым на ней расположением войск. Эти сведения, а их подтвердил пленный капитан из штаба корпуса, оказались сенсационными. Из документов следовало, что в полосе контрудара Белова находились мощные силы (17, 137 и 260 пех. див.), которые командующий 4-й армией фельдмаршал Клюге сосредоточил для наступления на Москву. Поэтому и сопротивление не ослабевало, а возрастало. Контрудар стал для немцев неожиданностью, спутал их планы наступления, не зная силы наших войск, они начали перегруппировку, подтягивая с других участков ещё одну пехотную и две танковые дивизии. Клюге отправил в Генштаб объяснение: «Командование 4-й армии докладывает, что оно, вследствие больших успехов, достигнутых противником на её правом фланге, было вынуждено ввести в бой резервы, сосредоточенные в тылу для намеченного на завтра наступления, и поэтому не в состоянии перейти в наступление между р. Москва и Ока».

А Жуков, наконец, распорядился прекратить контрудар, лично добавив в подготовленном проекте приказа: «В связи с невыполнением задачи группой Белова и положением на флангах фронта…»

Большое, как известно, видится на расстоянии. Удар КМГ Белова нарушил план немецкого наступления на Москву, вынудил часть армии Клюге вместо наступления втянуться в оборонительные бои, другая часть её застыла в нерешительности: что делать наступать или помогать соседям? Клюге опомнился только к концу ноября, когда уже ослабли  другие наступающие на столицу немецкие армии. Вот и вышло в результате, что у наших не получилось освободить Угодский Завод и Малоярославец, а у немцев взять Москву. Что важнее?!

Эти действия КМГ Белова не получили отражения в литературе и кино. На вопрос, почему Павел Алексеевич Белов, добившийся никак не меньших, а то и больших успехов в боях под Москвой, чем  иные прославленные генералы и маршалы, Жуков уже после войны полушутя ответил: «Такая у него планида. Знаменитыми становятся те, кто ближе к руководству, на виду у начальства, у журналистов. А Павла чёрт носил незнамо где, по лесам и болотам… Ему доверяли трудные участки, ставили трудные задачи. А для настоящего генерала это честь, это важнее, чем о тебе в газете напечатают».

По итогам Московской битвы в приказе Верховного Главнокомандующего фамилия командира корпуса П.А.Белова стоит в череде лучших командующих армиями, и он был награждён орденом Ленина.

Война оставила нам много тайн, «белых пятен» в истории, как страны, так и её различных регионов. Это – ещё одно напоминание о боях и тех, кто отстоял для нас независимость Отчизны.

Александр Исаченко.

  Р.S. Эта статья написана как журналистская, а не специальная военно-историческая.

 

*Соколовский – начальник штаба Западного фронта.

** До середины дня 17 октября был командующим 43-й армией.

*** Это при том, что Жуков и Белов до войны длительное время были друзьями-соперниками по службе; за этот разговор Жуков по окончании войны косвенно извинялся перед Беловым.

 

На фото — памятный знак на пл. Жукова, на котором перечислены воинские соединения, участвовавшие в освобождении Малоярославца. На нём не хватает, например, 10-й воздушно-десантной бригады. Всем известно, что знамя освобождения на здании горсовета водрузил политрук-десантник-малоярославчанин А.С.Добров.

 

 

 

 

 

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. «Лучше поздно, чем никогда». 17 сд никуда с Протвы «без боя» не уходила. А вот для чего информацию о тех днях штаб 43 А и командарм именно так представили, с дискредитацией дивизии и ее командования, еще предстоит разобраться.
    17-я стрелковая дивизия. Оборона на р. Протва 18-21 октября 1941 г. «Чеховский вестник» —
    http://чеховская-панорама.рф/?p=1863

КОММЕНТАРИИ

Please enter your comment!
Please enter your name here